Рассказы

Елена Долгопят - мастер новеллы. Сама она то и дело сетует на свое "короткое дыхание". Но прочитайте хотя бы несколько рассказов - и вы сразу поймете, о какой "сестре таланта" говорил Чехов в своем знаменитом высказывании. Рассказы Елены Долгопят обладают не только неповторимой авторской интонацией, но и смысловой многозначностью. Каждый текст может быть прочитан не раз и не два - и всякий раз вы будете находить в нем новые глубины.
Здесь представлены тексты всех опубликованных (по годам) и некоторых не опубликованных рассказов Елены Долгопят. Также выложены несколько конкурсных эссе.

Рассказы

Елена Долгопят - мастер новеллы. Сама она то и дело сетует на свое "короткое дыхание". Но прочитайте хотя бы несколько рассказов - и вы сразу поймете, о какой "сестре таланта" говорил Чехов в своем знаменитом высказывании. Рассказы Елены Долгопят обладают не только неповторимой авторской интонацией, но и смысловой многозначностью. Каждый текст может быть прочитан не раз и не два - и всякий раз вы будете находить в нем новые глубины.
Здесь представлены тексты всех опубликованных (по годам) и некоторых не опубликованных рассказов Елены Долгопят. Также выложены несколько конкурсных эссе.
Публикации
Не опубликованные
Литературные эссе
Опубликованные рассказы
Елена Долгопят - автор более 150 опубликованных рассказов. Первая публикация - рассказ "Exit" в журнале "MEGA" (№ 4, 1993 год, Минск). В 1990-е печаталась в "Юности". С начала 2000-х рассказы и повести Елены Долгопят регулярно появляются в толстых литературных журналах: "Знамени", "Дружбе народов", "Новом мире" (все публикации в этих изданиях можно найти на странице Елены в Журнальном зале). Несколько рассказов были опубликованы в журналах "Искусство кино", "Новый очевидец", "Всемирная литература" и др. изданиях. Здесь представлены также рассказы, которые публиковались только в книгах.
Публикации 2021-2022 гг.
Публикации 2020 г.
  • Такое кино // Тверьлайф, 2020, № 1
  • Урод // Дружба Народов, 2020, № 1
  • Открытка // Знамя, 2020, № 2
  • Сон // Дружба народов, 2020, № 7 ("Есть амулет, подобный вещей птице..." : вариации на бунинские темы)
Публикации 2019 г.
Публикации 2018 г.
Публикации 2017 г.
Публикации 2016 г.
  • Кровь: киноповесть // Искусство кино, 2016, № 1; Родина, 2016
  • Лиза // Дружба народов, 2016, № 4 (цикл «Земля и небо»); Чужая жизнь, 2019 (под названием «Степь»)
  • Земля и небо // Дружба народов, 2016, № 4 (цикл «Земля и небо»)
  • Витька // Дружба народов, 2016, № 4 (цикл «Земля и небо»)
  • Город // Дружба народов, 2016, № 4 (цикл «Земля и небо»)
  • Встречные // Дружба народов, 2016, № 4 (цикл «Земля и небо»)
  • Почерк // Дружба народов, 2016, № 4 (цикл «Земля и небо»)
  • Окна // Дружба народов, 2016, № 4 (цикл «Земля и небо»)
  • Киномеханики // Дружба народов, 2016, № 4 (цикл «Земля и небо»)
  • Дети // Знамя, 2016, № 7; Русское, 2018
  • Сны (рассказ-исследование) // Новый мир, 2016, № 12; Русское, 2018
Публикации 2013-2015 гг.
Публикации 2010-2012 гг.
Публикации 2008-2009 гг.
  • Магнитофон // Дружба Народов, 2008, № 3 (цикл «Закон сохранения»)
  • Жертвоприношение // Дружба Народов, 2008, № 3 (цикл «Закон сохранения»)
  • Закон сохранения // Дружба Народов, 2008, № 3 (цикл «Закон сохранения»)
  • Сон // Новый Мир, 2008, № 3 (цикл «Рассказы об одиночестве»); Родина, 2016
  • Отпуск // Новый Мир, 2008, № 3 (цикл «Рассказы об одиночестве») ; Родина, 2016
  • Что-то было // Новый Мир, 2008, № 3 (цикл «Рассказы об одиночестве»); Родина, 2016
  • Прощание // Новый Мир, 2008, № 3 (цикл «Рассказы об одиночестве»); Родина, 2016
  • Дом // Новый Мир, 2008, № 3 (цикл «Рассказы об одиночестве»); Родина, 2016
  • Музыка // Знамя 2008, № 12; Русское, 2018
  • Небольшая жизнь // Новый Мир, 2009, № 4; Русское, 2018
  • Наталья Петровна // Знамя, 2009, № 7
Публикации 2006-2007 гг.
Публикации 2004-2005 гг.
Публикации 2002-2003 гг.
Публикации 2000-2001 гг.
Публикации 1990-х гг.
Рассказы Долгопят - я все пытался найти подходящее определение и вроде бы нашел - так вот, это рассказы дивные. Они одновременно и реалистичные, и какие-то магические, потусторонние, таинственные. Лучшее, во что можно превратить текст в формате небольшого рассказа, - развернуть какое-то житейское впечатление, переживание, бытовую ситуацию в иное измерение, превратить факт
в притчу, сказку, сновидение.
Не опубликованные рассказы
Рассказы, публикуемые в соцсетях, составляют отдельный жанр в творчестве Елены Долгопят. Обычно это короткие рассказы, сюжетом которых становится какое-нибудь впечатление, воспоминание, наблюдение. Последние годы главной площадкой для таких текстов была страница Елены в Фейсбуке (запрещен на территории РФ с марта 2022 г.). Сейчас заметки и рассказы Елена выкладывает также на страницах во Вконтакте и Телеграме.
Анна Григорьевна выиграла сто тысяч рублей. На другой день она покатила с Ксюшей в Москву утренней электричкой. Деньги лежали в белом конверте во внутреннем кармане сумки.
Всё казалось праздничным: и снег, и электрический свет фонарей, то желтый, а то белый, мятный. Темные деревья, черные тени, лица пассажиров, сонные и тихие. Ксюша в Москву не выбиралась давно, лет, пожалуй, двадцать, и удивлялась переменам в устройстве электропоездов, с любопытством слушала жалостливые рассказы попрошаек. Анна Григорьевна каждому подавала по десять рублей.
Выигрыш
Литературные эссе
Здесь представлены только эссе, победившие в конкурсах литературных журналов. Тексты других опубликованных эссе Елены Долгопят выложены в разделе "ОБ АВТОРЕ" → "размышления (эссе на заданную тему)". Это связано с тем, что эссе - наиболее личный жанр в творчестве Елены: эти тексты говорят больше об авторе, ее участии в том или ином событии, личном отношении, воспоминании.
Автор прав, да не совсем прав. Пока он держит свое честное слово, пока роман летит - и читатель летит; и чувство полета он запомнит. И об нем он будет грустить всю свою долгую жизнь, а вовсе не об осетрине. И будет открывать роман вновь и верить честному слову автора, и будет счастлив, если волшебство сработает и картинка оживет.
Опубликованные рассказы
открыть →
Опубликованные рассказы
Елена Долгопят - автор более 150 опубликованных рассказов. Первая публикация - рассказ "Exit" в журнале "MEGA" (№ 4, 1993 год, Минск). В 1990-е печаталась в "Юности". С начала 2000-х рассказы и повести Елены Долгопят регулярно появляются в толстых литературных журналах: "Знамени", "Дружбе народов", "Новом мире" (все публикации в этих изданиях можно найти на странице Елены в Журнальном зале). Несколько рассказов были опубликованы в журналах "Искусство кино", "Новый очевидец", "Всемирная литература" и др. изданиях. Здесь представлены также рассказы, которые публиковались только в книгах.
Публикации 2021-2022 гг.
Публикации 2020 г.
  • Такое кино // Тверьлайф, 2020, № 1
  • Урод // Дружба Народов, 2020, № 1
  • Открытка // Знамя, 2020, № 2
  • Сон // Дружба народов, 2020, № 7 ("Есть амулет, подобный вещей птице..." : вариации на бунинские темы)
Публикации 2019 г.
Публикации 2018 г.
Публикации 2017 г.
Публикации 2016 г.
  • Кровь: киноповесть // Искусство кино, 2016, № 1; Родина, 2016
  • Лиза // Дружба народов, 2016, № 4 (цикл «Земля и небо»); Чужая жизнь, 2019 (под названием «Степь»)
  • Земля и небо // Дружба народов, 2016, № 4 (цикл «Земля и небо»)
  • Витька // Дружба народов, 2016, № 4 (цикл «Земля и небо»)
  • Город // Дружба народов, 2016, № 4 (цикл «Земля и небо»)
  • Встречные // Дружба народов, 2016, № 4 (цикл «Земля и небо»)
  • Почерк // Дружба народов, 2016, № 4 (цикл «Земля и небо»)
  • Окна // Дружба народов, 2016, № 4 (цикл «Земля и небо»)
  • Киномеханики // Дружба народов, 2016, № 4 (цикл «Земля и небо»)
  • Дети // Знамя, 2016, № 7; Русское, 2018
  • Сны (рассказ-исследование) // Новый мир, 2016, № 12; Русское, 2018
Публикации 2013-2015 гг.
Публикации 2010-2012 гг.
Публикации 2008-2009 гг.
  • Магнитофон // Дружба Народов, 2008, № 3 (цикл «Закон сохранения»)
  • Жертвоприношение // Дружба Народов, 2008, № 3 (цикл «Закон сохранения»)
  • Закон сохранения // Дружба Народов, 2008, № 3 (цикл «Закон сохранения»)
  • Сон // Новый Мир, 2008, № 3 (цикл «Рассказы об одиночестве»); Родина, 2016
  • Отпуск // Новый Мир, 2008, № 3 (цикл «Рассказы об одиночестве») ; Родина, 2016
  • Что-то было // Новый Мир, 2008, № 3 (цикл «Рассказы об одиночестве»); Родина, 2016
  • Прощание // Новый Мир, 2008, № 3 (цикл «Рассказы об одиночестве»); Родина, 2016
  • Дом // Новый Мир, 2008, № 3 (цикл «Рассказы об одиночестве»); Родина, 2016
  • Музыка // Знамя 2008, № 12; Русское, 2018
  • Небольшая жизнь // Новый Мир, 2009, № 4; Русское, 2018
  • Наталья Петровна // Знамя, 2009, № 7
Публикации 2006-2007 гг.
Публикации 2004-2005 гг.
Публикации 2002-2003 гг.
Публикации 2000-2001 гг.
Публикации 1990-х гг.
Рассказы Долгопят - я все пытался найти подходящее определение и вроде бы нашел - так вот, это рассказы дивные. Они одновременно и реалистичные, и какие-то магические, потусторонние, таинственные. Лучшее, во что можно превратить текст в формате небольшого рассказа, - развернуть какое-то житейское впечатление, переживание, бытовую ситуацию в иное измерение, превратить факт в притчу, сказку, сновидение.
Владислав Толстов. Милые, дорогие, талантливые
Не опубликованные рассказы
открыть →
Не опубликованные рассказы
Рассказы, публикуемые в соцсетях, составляют отдельный жанр в творчестве Елены Долгопят. Обычно это короткие рассказы, сюжетом которых становится какое-нибудь впечатление, воспоминание, наблюдение. Последние годы главной площадкой для таких текстов была страница Елены в Фейсбуке (запрещен на территории РФ с марта 2022 г.). Сейчас заметки и рассказы Елена выкладывает также на страницах во Вконтакте и Телеграме.
Анна Григорьевна выиграла сто тысяч рублей. На другой день она покатила с Ксюшей в Москву утренней электричкой. Деньги лежали в белом конверте во внутреннем кармане сумки.
Всё казалось праздничным: и снег, и электрический свет фонарей, то желтый, а то белый, мятный. Темные деревья, черные тени, лица пассажиров, сонные и тихие. Ксюша в Москву не выбиралась давно, лет, пожалуй, двадцать, и удивлялась переменам в устройстве электропоездов, с любопытством слушала жалостливые рассказы попрошаек. Анна Григорьевна каждому подавала по десять рублей.
Выигрыш
Литературные эссе
открыть →
Литературные эссе
Здесь представлены только эссе, победившие в конкурсах литературных журналов. Тексты других опубликованных эссе Елены Долгопят выложены в разделе "ОБ АВТОРЕ" → "размышления (эссе на заданную тему)". Это связано с тем, что эссе - наиболее личный жанр в творчестве Елены: эти тексты говорят больше об авторе, ее участии в том или ином событии, личном отношении, воспоминании.
Автор прав, да не совсем прав. Пока он держит свое честное слово, пока роман летит - и читатель летит; и чувство полета он запомнит. И об нем он будет грустить всю свою долгую жизнь, а вовсе не об осетрине. И будет открывать роман вновь и верить честному слову автора, и будет счастлив, если волшебство сработает и картинка оживет.
вернуться
Елена Долгопят. Полёт (эссе)
Конкурс эссе к 125-летию Михаила Булгакова // Новый мир, № 5, 2016, с. 210-225
Пресловутая осетрина. Она является в самом центре повествования. Ее не едят. О ней говорят. О ее свежести. Не знаю, как вы, а я к тому времени, когда прочитала роман (когда читала роман), никакой осетрины в глаза не видела. Но тем не менее чувствовала что-то вроде ностальгии. По осетрине единственной и неповторимой свежести и по той стране, в которой эта осетрина могла бы существовать. Частица "бы" играет решающую роль. Вы же понимаете, что той страны никогда не было.

Не так давно я видела кулинарную передачу, там готовили яйца-кокотт с шампиньонным пюре в чашечках из меню "Грибоедова". Помните? Филейчики из дроздов с трюфелями, перепела по-генуэзски (девять пятьдесят); бекасы, вальдшнепы, кулики. Шипящий в горле нарзан. Помните? Нет. Не можете помнить, не пробовали никогда и не попробуете, даже если безумец выстроит "Грибоедов" по булгаковскому рецепту, точь-в-точь. И вы сядете за крахмальную скатерть и вам подадут в серебристой кастрюльке. Нет, это все будет не то. Не выстроишь ту страну, по которой мы все скучаем, никогда в ней не побывав.

Роман держится на честном слове автора. Верь мне читатель, такое может быть, хотя и не с тобой. А может быть и с тобой, но только в моем сне. За мной, читатель. Что и говорить, не в порционных судачках дело, и не в теплой абрикосовой, и не в жирном розовом духе, который мучает Пилата. Жирный - липкий. Запах или еда, конечно же, символ. Символическая плоть. Плоть романа. Плоть той страны, которой нет и не было никогда. Мы скучаем по той стране. Но никогда в нее не попадем.

Нет, дело не в сложном рецепте. Мастер и Маргарита пекут картошку в печи и едят, пачкая руки обугленной кожурой. Кто не ел печеной картошки, кто не подбрасывал ее с ладони на ладонь, чтоб не обжечься? Да ладно, имеются и такие, а будет их еще больше - печки не топят, картошку берут в "Макдоналдсе". Но дело же не в картошке. Тем более что ее нет.

"...Лгут обольстители и мистики, никаких Караибских морей нет на свете, и не плывут в них отчаянные флибустьеры, и не гонится за ними корвет, не стелется над волною пушечный дым. Нет ничего, ничего и не было!"

Автор прав, да не совсем прав. Пока он держит свое честное слово, пока роман летит - и читатель летит; и чувство полета он запомнит. И об нем он будет грустить всю свою долгую жизнь, а вовсе не об осетрине. И будет открывать роман вновь и верить честному слову автора, и будет счастлив, если волшебство сработает и картинка оживет.

вернуться
Елена Долгопят. Заметки на полях (эссе)
Конкурс эссе к 120-летию Владимира Набокова // Новый мир, № 4, 2019, с. 134-161
1. БАБОЧКИ / «Путеводитель по Берлину»

«Там, в глубине, ребенок остался на диване один. Ему оттуда видно зальце пивной, где мы сидим, — бархатный островок биллиарда, костяной белый шар, который нельзя трогать, металлический лоск стойки, двое тучных шоферов за одним столиком и мы с приятелем за другим. Он ко всему этому давно привык, его не смущает эта близость наша, — но я знаю одно: что бы ни случилось с ним в жизни, он навсегда запомнит картину, которую в детстве ежедневно видел из комнатки, где его кормили супом — запомнит и биллиард, и вечернего посетителя без пиджака, отодвигавшего белым углом локоть, стрелявшего кием по шару, — и сизый дым сигар, и гул голосов, и отца за стойкой, наливавшего из крана кружку пива.

— Не понимаю, что вы там увидели, — говорит мой приятель, снова поворачиваясь ко мне.

И как мне ему втолковать, что я подглядел чье-то будущее воспоминание?»

Вот что такое прошлое для Набокова!

Что бы оно ни сулило в той точке на векторе времени, где было еще настоящим. Что бы оно ни сулило, что бы ни обещало, никогда обещанное не исполнится. Тоска по прошлому — это всегда тоска по несбывшемуся. Но только не у Набокова. Его прошлое исполняется — становится воспоминанием.

Если воспоминания хранить правильно, в темноте и прохладе, они не выцветут, не поблекнут, они даже сохранят запах. И уже никуда не улетят.

2. ШАХМАТЫ / «Пассажир»


Писатель рассказывает критику невыдуманную историю.

О том, как он едет ночным поездом, а пассажир на верхней полке (писатель видит только его ноги) всю ночь рыдает, всхлипывает, стонет и затихает лишь под утро.

Поезд приближается к большому городу. Писатель покидает купе. Вдруг «на пустынном полустанке» экспресс останавливается.

«Прошел кондуктор; я спросил, в чем дело. „В поезде находится преступник", — ответил он и кратко объяснил на ходу, что в городе, через который мы проезжали ночью, случилось накануне убийство, — муж застрелил жену и ее любовника».

Рыдавший пассажир сел на поезд именно в этом городе.

В вагон входят полицейские, просят всех вернуться на места и проверяют паспорта. Они будят уснувшего на верхней полке.

«Сонно заворчал человек на верхней койке, сыщик отчетливо потребовал документы, отчетливо поблагодарил, вышел из купе, вошел в следующее. Вот и все. А ведь казалось, как вышло бы великолепно, — с точки зрения писателя, конечно, — если бы рыдающий пассажир с недобрыми ногами оказался убийцей, как великолепно можно было бы объяснить его ночные слезы, — и, главное, как великолепно все бы это уложилось в рамки моего ночного путешествия, в рамки короткого рассказа. Но, по-видимому, замысел автора, замысел жизни, был и в этом случае, как и всегда, стократ великолепнее».

Писатель так и не узнал, о чем рыдал пассажир.

«Ваш герой, может статься, плакал потому, что потерял бумажник на вокзале. У меня был знакомый, — взрослый мужчина необычайно воинственной наружности, — который плакал в голос, когда у него болели зубы».

Замысел жизни остался неведом.

Удивительно, что писатель не сомневается в существовании замысла. Как будто бы жизнь играет с ним в шахматы.

Жизнь играет не с ним, а им. И всеми прочими обитателями вселенной. Она перемещает живые фигуры. Она играет не против нас и не за нас, она играет.

Но как же соблазнительно просчитать возможные ходы!

Придумать, к примеру, что пассажир все-таки был убийцей. А не поймали его лишь потому, что искали другого.

Так уж случилось: в одном городе в одну ночь произошли два аналогичных преступления. Второе пока полицейским неизвестно. Темная фигура, темная лошадка.

Игра, твой ход.

3. ЧОРТ / «Чорб»


Чорб так и тянет прочесть как Чорт.

Он оглядывается и везде видит то черное, то красное.

«...башня собора отчетливо чернела на червонной полосе зари». Не на красной, на червонной. То есть в красном уже слышится, проступает черное. Это как кровь. Свежая — красная, а застынет — почернеет. В мире Чорба все застыло.

«...черный пудель с равнодушными глазами поднимал тонкую лапу у рекламной тумбы прямо на красные буквы афиши: Парсифаль». Тут тебе и черное, тут тебе и красное (игра, судьба), тут тебе и Мефистофель (черный пудель), писающий (поднявший лапу) то ли на красное, то ли на непорочное.

«...Черный, в географических облупах дом...»

«...Бежали с черного хода...»

«Черные облака городского сада».

«...По черной коре шла бархатная прозелень...»

А почему, почему автомобиль освещен легкомысленно?

Потому что его пассажиры не знают, не чувствуют того, что уже произошло. Им пока легко и светло, но на самом-то деле они во тьме. Они слишком видны, видны из темноты. Они как рыбы в аквариуме. Всем на обозрение.

Их видно, а им, им ничего не видно. Они ослеплены. Светом.

Чорб унес красавицу, унес как проклял, погубил. Убил. Змея ужалила ее электрической молнией. Как в античной трагедии.

Бедный Чорб, совсем один, как в романтической поэме. Зачем он вернулся?

За чем? За кем? Что ищет?

Вчерашний день. Ее тень.

Находит?

Тень — да. И только. Он и сам — тень. И никакой не чорт. И никогда им не был. Писатель. Отчасти Фауст (писатель всегда отчасти Фауст). А чорт (черный пудель) его надул (хи).

Молчание в финале. Как в финале шекспировской драмы.

вернуться
Елена Долгопят. Корова (эссе)
Конкурс эссе к 120-летию Андрея Платонова // Новый мир. — 2019. — № 8. — С. 177-191.
Если кто-нибудь (зачем-нибудь) попросит меня пересказать «Корову» Платонова, то выйдет примерно так:

Сарай.
В нем корова и мальчик Вася. Вне сарая — поля, дом с палисадником, дороги, поезда, отец, мать, машинист, дальние страны, о которых мальчик знает из уроков географии.
Дощатые стены сарая окрашены только снаружи, краска — что-то вроде кожи.
Внутренность шероховата, в ней темно, тесно, в ней рождается жизнь. Сарай — утроба.
Сарай — еще и могила. В нем (в ней) погребены отжившие вещи: сундук без крышки, прогоревшая самоварная труба. Дно мира. Утонувший корабль.

Мертвые.
Мертвые вещи, мертвый теленок, мертвая корова.
На самом деле мертвых здесь нет. Вот ведь что. Нет. Живые съедают их без остатка. Все идет в дело, до последней крошки. Так устроен этот мир:
«Корова отдала нам все, то есть молоко, сына, мясо, кожу, внутренности и кости, она была доброй. Я помню нашу корову и не забуду».

Мир.
Мир вообще так устроен. Мертвого ест червяк, на червяка ловят рыбу, рыбу съедает король, король идет на корм червяку. Все помнят. Все знают. Этот круг замкнут, безысходен. Не жизнь и не смерть. Ничто. Бессмыслица.
Мир Платонова полон смысла. Его мертвецы — не пища для червей, но топливо для жизни. Не только корова или теленок, но и обломки (останки) вещей:
«— А вы чего без песка поехали? Иль не знаете!..
— Он у нас весь вышел, — ответил машинист. — У нас посуда для него мала…
— Добавочную поставьте, — указал Вася, шагая рядом с паровозом. — Из
старого железа можно согнуть и сделать».

Люди.
Не зерно, погибшее ради колоса. Другое.
Как бы объяснить?
Не рождение. И даже не воскресение. Созидание. Железной дороги, поезда, движения, скорости, пространства, смысла.
Осень, поникшие растения, сигнальный фонарь в ночи, работа. Обыкновенная жизнь, обыкновенные люди. Мальчик посыпает шпалы песком, чтобы не буксовал идущий за ним поезд. Мальчик идет впереди, поезд следом. Мальчик ведет огромный состав.
«Не было бы своего сына, я бы усыновил этого, — бормотал машинист, укрощая буксованье паровоза. — Он с малолетства уже полный человек…»
Полный человек. Кабы не звучало двусмысленно, так бы и назвала этот маленький очерк.
вернуться
Милые, дорогие, талантливые
(три женских имени на карте современной российской короткой прозы)
автор: Владислав Толстов
издание: Учительская газета,15.01.2019, № 3, с. 18
произведение: Елена Долгопят. Русское: Рассказы. М.: Флюид ФриФлай, 2018. — 320 с.
<…>

Сборник рассказовЕлены Долгопят "Родина" вышел в прошлом году в издательстве "Рипол Классик".

Если кто не знает, в "Риполе" в то время работала прекрасный редактор отечественной прозы Юлия Качалкина, именно она открыла для нас немало новых писательских имен, и Елену Долгопят в том числе. Это удивительно, когда совершенно ниоткуда появляется новый автор, а ты вообще ничего о нем не знал и никогда не слышал его имени, не читал его текстов. Уже в этом году подоспело замечательное продолжение - сборник короткой прозы "Русское", изданный в замечательной серии "Книжная полка Вадима Левенталя". Левенталь в своей серии нередко публикует прозу, которая по разным причинам была отвергнута другими издателями - или слишком необычная, экспериментальная, не понятная так называемому простому читателю (хотя кто его, простого, спрашивал). Елена Долгопят много лет работает в Музее кино. О ней мало что известно, она человек непубличный, единственную фотографию я смог найти в ее аккаунте в социальной сети. Забавно, что на запрос "Елена Долгопят" "Яндекс" выдает обложки двух ее книг и много-много фотографий какого-то экзотического пушистого зверька - долгопята суматранского, видимо.

Совершенно очевидно, что Елена Долгопят - автор неформатный, непризнанный, не известный широким читательским массам. При этом, прочитав ее первый сборник "Родина", я немедленно приобрел его в бумаге и поставил на полку с лучшими книжками, написанными российскими авторами. То же самое сделал со сборником "Русское". Рассказы Долгопят - я все пытался найти подходящее определение и вроде бы нашел - так вот, это рассказы дивные. Они одновременно и реалистичные, и какие-то магические, потусторонние, таинственные. Лучшее, во что можно превратить текст в формате небольшого рассказа, - развернуть какое-то житейское впечатление, переживание, бытовую ситуацию в иное измерение, превратить факт в притчу, сказку, сновидение.

У рассказов Елены Долгопят есть общее настроение, атмосфера, нотка тоски по чему-то несбывшемуся, по несостоявшейся "настоящей жизни". Поразительный в этом смысле рассказ "Города", где некий полковник на закате советской эры ездит по Центральной России, ищет город, куда они с женой переедут после отставки, но в итоге так и остается в своем Восточном Казахстане! Тут сразу целая цепь ассоциаций выстраивается: и чеховский "Крыжовник", и шукшинский "Выбираю деревню на жительство". Или рассказ о президенте, вместо которого после смерти создали голографическую цифровую куклу - привет вам от Пелевина. Иногда Долгопят намеренно играет в этакие литературные фанты, например, в рассказе "Потерпевший" пересказывает сюжет гоголевской "Шинели", но это даже не пересказ, а совершенно самостоятельное новое произведение. Иногда в ее рассказы приходит добрый и трогательный Стивен Кинг, и получается рассказ "Машина", где одиноких путников подбирает и развозит по домам автомобиль, потерявший хозяина. На протяжении всей книги сохраняется интонация смутного ожидания счастья, создания воздушных замков, детской веры в хорошее будущее, пока мы живем своей настоящей жизнью.

<…>