Новости

За последние шесть лет Елена Долгопят выпустила три книги ("Чужая жизнь", "Русское", "Родина"), два рассказа вышли в коллективных сборниках ("Без очереди", "Над пропастью в поколение"). Книга "Родина" вошла в шорт-лист премии "Национальный бестселлер" (2017), а книга "Чужая жизнь" - в лонг-лист премии "Ясная поляна" (2020). Рассказ "Объект" занял 2-е место в конкурсе литературной премии им. Исаака Бабеля (2020). По первому каналу был показан мини-сериал "Неопалимая купина", снятый по сценарию Елены Долгопят (2021), а несколько ее рассказов прозвучали в спектакле "СТИХИйный 21 век" (театр Е. Камбуровой, 2021 г.). Кроме того, было опубликовано множество рассказов, эссе, киноведческих статей.
Ниже - обо всех событиях и публикациях по-порядку.

Новости

За последние шесть лет Елена Долгопят выпустила три книги ("Чужая жизнь", "Русское", "Родина"), два рассказа вышли в коллективных сборниках ("Без очереди", "Над пропастью в поколение"). Книга "Родина" попала в шорт-лист премии "Национальный бестселлер" (2017), а книга "Чужая жизнь" - в лонг-лист премии "Ясная поляна" (2020). Рассказ "Объект" занял 2-е место в конкурсе литературной премии им. Исаака Бабеля (2020). По первому каналу был показан мини-сериал "Неопалимая купина", снятый по сценарию Елены Долгопят (2021), а несколько ее рассказов прозвучали в спектакле "СТИХИйный 21 век" (театр Е. Камбуровой, 2021 г.). Кроме того, было опубликовано множество рассказов, эссе, киноведческих статей.
Ниже - обо всех событиях и публикациях по-порядку.
2022
2021
2020
2019
2018
2017
Новости и публикации 2022 года
События 2021 года
События 2020 года
События 2019 года
События 2018 года
  • В серии "Книжная полка Вадима Левенталя" издательства Флюид вышла книга рассказов Елены Долгопят "Русское"
  • Презентация книги состоялась на книжном фестивале "Красная площадь" (2019 г.)
  • Опубликованы рассказы в журналах: "Квартира" (Дружба Народов, 2018, № 2), "Призрак" (Новый Мир, 2018, № 5), "Лето" (Литературные знакомства, 04.2018, № 37).

События 2017 года
Вернуться
Фильм "Курьер"
Дата публикации: 24.01.2022
Фильм "Курьер" (1986) Карена Шахназарова – музей смыслов. Как и всякий фильм из прошедшей жизни.

К примеру, сегодняшний курьер может доставить пиццу, а никак не рукопись из редакции. Что значит рукопись? Зачем ее доставлять? Электронной почты не существует?
Понятное дело, время идет, мир меняется, старые слова обретают новый смысл. А старый смысл затемняется, пропадает.

Моя любимая сцена в фильме: герои, мать и сын, сидят рядом и поют популярную тогда песню: «Земля в иллюминаторе». Поют они серьезно (мать - истово), а выглядят комично. Оторваться невозможно.

Вот о чем их песня:
Люди смотрят на Землю из черной бездны и тоскуют о своем маленьком доме.
«И снится нам не рокот космодрома, не эта ледяная синева, а снится нам трава, трава у дома…»

Мать и сын живут в большом городе, в многоэтажном доме, у порога асфальт, а не трава. Да не всё ли равно. Дом, наш дом, всегда маленький, пылинка во вселенной. И всегда у его порога растет трава.

О любви этот фильм, о взрослении, о покинутом доме, о большом мире, который тебя не ждет.

В качестве иллюстрации материалы из фондов Музея кино:

- Ильин-Адаев Ю.В., плакат к фильму «Курьер»

- Фотография сцены пения


Источник - Фейсбук Музея кино*

*запрещен на территории РФ с марта 2022 г.

Вернуться
Письмо Андрея Тарковского
Дата публикации: 04.04.2022
Начну издалека.

Во второй половине девяностых (1996-97, точнее не вспомню) в Музей кино пришла Лена Маневич. Она всю жизнь (так она любила говорить: «всю жизнь») проработала на Мосфильме художником по костюму, немалое время была замужем за актером Петром Вельяминовым. Ее отец, Иосиф Моисеевич Маневич (1907-1976) был сценаристом, редактором, в том числе главным редактором Главного Управления кинематографии (1936-1954) и главным редактором Мосфильма (1954-1960), преподавал во ВГИКе (с 1944) сценарное мастерство (Валерий Приемыхов – один из его выпускников). (Даты я взяла из Личного листка по учету кадров Маневича; Музей кино, ф. 63, оп. 2, ед. хр. 14/2).

Итак, Лена знала киношный мир, и, главное, киношный мир её знал. Она стала комплектатором в Музее. Несколько раз я ездила вместе с Леной к старикам (киноведам, редакторам, сценаристам) забирать архивы. Но прежде всего Лена принесла в Музей архив отца. Фантастически интересные воспоминания. Несколько глав были опубликованы в «Киноведческих записках»; затем Лена и ее старшая сестра Галя (она была замужем за выдающимся художником Эдуардом Штейнбергом) издали воспоминания отца отдельной книгой: Маневич И. За экраном. – М.: Новое издательство, 2006 (к сожалению, не всё было расшифровано точно; я убедилась в этом, готовя к публикации фрагмент об эвакуации Кинокомитета).

Много любопытного сохранилось в архиве Иосифа Моисеевича. Например, переписка с Владимиром Мотылем и Геннадием Шпаликовым (Маневич работал со Шпаликовым над сценарием о декабристах для режиссера Мотыля; фильм так никогда и не был снят). Или - письмо Андрея Тарковского.

Прочтём:

«15 января

Уважаемый Иосиф Моисеевич!

Сегодня звонил Вам весь вечер, но не дозвонился. А большая нужда с Вами встретиться по делу. Беда в том, что через час я уезжаю в Ленинград, в командировку. Поэтому извините, что обращаюсь не лично, а письмом. Дело в том, что к Вам на консультацию по поводу сценария приехали или того и гляди приедут кто-то из Армении. Дело в том, что сценарий этот предназначался для Баграта Оганесяна (я очень хорошо его знаю, это мой стажер-режиссер, работавший на «Рублеве», которого я очень высоко ценю). Кажется, там (в Ереване) кто-то интригует и отодвигает Баграта от этого сценария.

Я только что звонил в Ереван – мне сказали, что от Вашего мнения очень много зависит в судьбе Б. Оганесяна.

Умоляю, сделайте что-нибудь возможное или невозможное для того, чтобы ставил сценарий (по поводу которого с Вами консультируются) Оганесян. Тем более, что они все время имели отношения связи друг с другом: сценарий и режиссер Б. Оганесян.

Помогите, прошу Вас!

Уже несколько лет пытаюсь всячески помочь Баграту, а постановка, которая наметилась может сорваться из-за того, что кому-то из местных гангстеров захотелось заграбастать чужой замысел.

При возвращении из Ленинграда позвоню и объяснюсь членораздельнее.

Всегда готовый к услугам

Андрей Тарковский»


В письме идет речь о фильме Баграта Ованнисяна «Терпкий виноград» (армянский вариант названия - «Давильня»).

Вот что можно прочесть о картине на сайте «Армянский музей Москвы»:

«Фильм снят в 1973 году. В основу сценария Рубен Овсепян положил свой рассказ «Наша норма обеда» и повесть «Крик». Режиссер фильма - Баграт Ованнисян, художественный руководитель картины - Андрей Тарковский. К сожалению, этот фильм, как и многие жемчужины армянского кинематографа 70-х, в то время прошел незамеченным». (Нуне Мхитарян.; см. https://www.armmuseum.ru/news-blog/2017/6/24/-2212... )

(Тарковский пишет «Оганесян», Нуне Мхитарян – «Ованнисян».)

Видимо, письмо Андрея Арсеньевича следует датировать 1970-1972 гг. Время работы над «Солярисом».

На сайте кино Кино-Театр.РУ можно найти биографическую справку:

«Оганесян Баграт Галустович. Родился 13 августа 1929 года в Баку… В 1956 году окончил романо-германское отделение Ереванского госуниверситета, в 1957-1961 годах учился в аспирантуре Института литературы в Ереване, а затем - Института мировой литературы в Москве. С 1961 года - на к/с "Арменфильм", редактор, ассистент режиссёра, режиссёр. Работал в качестве режиссера-стажера на фильме "Андрей Рублёв"… Ушёл из жизни 7 апреля 1990 года в Ереване».

В 2004 году в апрельском номере журнала «Искусство кино» были опубликованы «Хроники Тарковского. "Солярис". Дневниковые записи с комментариями» киноведа, друга Тарковского Ольги Сурковой.

В одной из глав она подробно описывает съемки эпизода «Соляриса», в котором Оганесян сыграл роль профессора Тархье. Кроме того, Суркова упоминает (в скобках) о роли, сыгранной Оганесяном, в «Андрее Рублеве»: «Баграт играл крошечную роль - испанского гостя в сцене "Освящение колокола"».

Источник - ВК Музея кино
вернуться
Тема труда в литературе:
повестка дня или национальный пробел?
Идея опроса и предисловие - Елены Иваницкой.

Тема труда, дела, производства, заработка присутствует в современной прозе в минимальной степени. С чем связан этот «художественный пробел»? Есть ли у прозы «творческая воля» к развитию этой темы, а у читателя – потребность в ней?

Елена Долгопят:

«Тема труда, дела, производства, заработка присутствует в современной прозе в минимальной степени».

В силу некомпетентности я не могу ни согласиться с этим утверждением, ни его опровергнуть. Правда, мне кажется, что тема любого детектива (неумирающий жанр) в некотором смысле вполне «производственная». Труд и дело всякого сыщика – искать и находить преступника. Труд и дело преступника – заработать кучу денег. Разумеется, неправедным путём. Отчасти это шутка. Я понимаю, что собственно производства, создания (созидания?) в детективе нет. Зато есть борьба с разрушением, с энтропией (добавлю красивое слово).

Мне кажется, что тема производства или, точнее, дела – это часто тема одержимости. Павел Корчагин, Ленин, герои советских производственных романов, герои Платонова, герои бандитской саги. Мало ли чем одержимы люди. Революцией, богатством, электрификацией, добычей полезных ископаемых, полётом на Луну, атомной бомбой, торговлей, войной, подъёмом сельского хозяйства... Но и писатель должен быть этим отчасти одержим (так ли?). Хотя бы увлечён. Хотя бы знать предмет. Чтобы убедить. (Творческие командировки советских писателей на стройки социализма за материалом; кажется смешным, но – небесполезным.)

Какова цель производства? Высшая цель? Есть ли она? Чем вдохновлён герой? Какая забота им движет? Выжить, построить рай на земле, спасти город, мир?

Я знаю одно дело – музейное (более или менее). Более или менее имею представление о труде художника (скорее менее, чем более). Чуть-чуть – программиста. Сценариста и сочинителя. Что же, мои герои этими делами, как правило, и заняты. Заняты, но не одержимы. Дело может быть движителем сюжета их жизни, но не смыслом. Не высшим смыслом.

У меня есть рассказ, который называется «Работа». Девочка никак не может устроиться на работу; то есть она устраивается, но не удерживается. То ли мир холоден и жесток, то ли она неспособна врасти, так сказать, в коллектив. Укорениться в социуме. Название рассказа вроде бы соответствует заданной теме, но речь там вовсе не об этом, не о работе, не о труде и производстве, и не о заработке (хотя он нужен героине, ох как нужен). Речь об одиночестве, наверное. О потерянности человека. Наверное.

Да, «пробел».

Не знаю, почему.

Знаете, я за свою жизнь так часто наблюдала нелепость труда и производства (что-то строят, устанавливают, бросают, это гниёт, пропадает, зарастает, становится развалинами). Люди сажают деревья и вырубают, устраивают театр и закрывают, начинают и не могут развить. Делают кое-как, потому что не умеют, экономят, спешат, потому что наплевать. Ломают, строят, ломают, строят, ломают, стро... Всё кажется бессмысленным, любое усилие. Я утрирую. Но всё же. Энтропия. Опять это красивое слово.

По идее, книга о производстве и деле – это книга о войне с хаосом, об упорядочивании мира. По большому счёту.

И в этой войне человек всегда в проигрыше. По большому счёту.

Но не по высшему. Если он существует.

Я бы почитала такую книгу. Наверняка она (они) есть.

Но об этом ли были вопросы?
вернуться
Прозаики о положительном герое
Идея опроса и предисловие - Елены Иваницкой.

1. Случалось ли вам в детстве, юности подражать положительному литературному герою, брать с него пример? Если да, то как это было?

2 . Существует ли для вас проблема положительного героя – в своём тексте и в чужом?


Елена Долгопят:

1. Наверное, самым положительным героем детства был Тимур. Я любила эту повесть. Сейчас отчего-то вспоминается мотоцикл, слепящая фара, испачканный лоб, сарай, верёвки, заросли. Герой был хорошим, но его принимали за плохого. Из-за этого несовпадения, смещения, он становился живым. Мы все в школе были тимуровцы; я помню старушку, бабу Феню, она жила в деревянном бараке недалеко от станции, кто-то из нас, пятиклассников, заметил её с сумкой и помог донести. Мы взяли над ней шефство. Что-то ей помогали с уборкой, с готовкой. Помню печку в её комнате и огонь. И уже много после, когда приезжала в Муром и шла от станции, смотрела на её дом. Но не заходила, её уже не было. Овод тоже положительный герой. И его принимали не за того. Опять несовпадение и сдвиг.

Но самыми любимыми героями были не они. Атос. Том Сойер и Гекльберри Финн. Атос, конечно, положительный, но не потому, что стоит на правой стороне. Те, с кем они, мушкетеры, дерутся, тоже люди вполне положительные. Люди чести. Отрицательные в «Мушкетерах» – бесчестные. Беспринципные. Атос – невольник чести. Неверное. Том и Гек тоже, кстати, люди чести. У них свой мальчишеский кодекс.

2. В моих текстах, как мне кажется, герои не положительные (не отличники) и не отрицательные (не двоечники), они все, наверное, троечники. То есть самые обычные люди. Обыватели. Возможно, в каких-то обстоятельствах они могли бы стать злодеями. Но таких обстоятельств им не выпадает. Они идут по середине дороги, не по краю.

Так мне сейчас кажется.