Русское

Книга вышла в серии "Книжная полка Вадима Левенталя" (издательство Флюид). Здесь собраны рассказы разных лет, общее в них, пожалуй, то, что они тяготеют к жанру философской ("экзистенциальной") сказки, при этом в лучших рассказах ("Машинист", "Март", "Музыка", "Нина", "Дети") доля магического минимальна или отсутствует вовсе. Волшебное таится в самых обыкновенных вещах, но удержать его так же трудно, как пытаться остановить время ("Свойство времени").
Издательство: Флюид / FreeFly
Серия: Книжная полка Вадима Левенталя
ISBN: 978-5-906827-60-9
Год издания: 2018
Мягкая обложка, 320 стр.
Возрастные ограничения: 16+

Автор о книге

Несколько раз она пыталась добраться до России, надеялась увидеть хотя бы их часовых, но дорога чудесным образом выворачивалась, и Нэнси оказывалась едущей вновь и вновь в Польшу.
Россия исчезла самым удивительным образом.


"Русское"
Критика и отзывы
Все рассказы ее новой книги "Русское" написаны очень спокойно и точно, в них нет ни буйства красок, ни половодья чувств. К сожалению, страсть, сдерживаемую гордостью и чувством вкуса, многие принимают за авторскую холодность. Эта книга – цельное, легко считываемое, но трудно формулируемое высказывание. Едва ли не во всех вошедших в нее рассказах присутствуют тихие чистые персонажи, ищущие, а то и находящие себе подобных; всюду есть маленький районный город вроде родного для автора Мурома; из рассказа в рассказ тянется неизменная железная дорога, с которой, видимо, у живущего в Подмосковье автора немало связано.
Персонажи рассказов, вошедших в книгу "Русское", в большинстве своем меланхоличны, пассивны. Они плывут по течению и упускают возможности ("День рождения", "Оборванный сюжет"). Их словно нет, но они всё равно живы: неизвестно, в каком измерении. Они существуют в луче фонаря ("Свойство времени"), их шаги сливаются с шумом городских улиц. Благодаря всему перечисленному проза Елены Долгопят производит мистическое впечатление, даже если в событиях и описаниях нет ничего сверхъестественного.
В новой книге Елены Долгопят русскость деконструируется, разоблачается и превращается в миф, но не успеешь и глазом моргнуть, как она возрождается заново, восстает из пепла. Новые культурные мифы создаются на наших глазах, а старые переосмысливаются. Фантастическое снова и снова вторгается в привычный трехмерный русский мир. Коллективное бессознательное пополняется новыми сюжетами и смыслами. Граница между фильмами, снами и реальностью стирается.
Интересные факты
Любопытная информация о рассказах, включенных в книгу.
Театр
Несколько рассказов из книги "Русское" ("Три дня", "Дым") звучат в спектакле «СТИХИйный 21 век» (Театр Елены Камбуровой, режиссер-постановщик Д. Сорокотягин; премьера состоялась 17.01.2021).
Прототип
Первый вариант "Машиниста" был написан еще во ВГИКе в виде курсовой работы. В рассказе много живых деталей: "Муром тогда был близко, бабушка жива, я ездила часто <…> Машинисты и художники, они у меня в роду" (Е. Долгопят - из личной беседы).
Деталь
В рассказах именно этого сборника много кино: то и дело мелькают названия фильмов: "Человек-муха", "Шура и Просвирняк", "М", "Небо над Берлином". Каждый фильм - важная деталь, ключ к сюжету или характеру героя, символ времени. В рассказе "Записки о Юре и Клаве" афиша с фильмом "Облако-рай" Н. Досталя помещена в 1990 г. (фильм вышел в 1991 г.) - как предзнаменование грядущих изменений.
Цитаты из рассказов
вернуться
Русское (2018)
Аннотация

В рассказах Елены Долгопят мистическое сочетается с реальным, современное – с историческим, а глубокий психологизм классической литературы – с изысканностью литературы модернистской. Там, где пересекаются вселенные Чехова, Набокова и Борхеса, – рождаются эти удивительные, ни на что и ни на кого не похожие рассказы.
Содержание

Записки о Юре и Клаве
Наука
Сны
Русское
Машинист
Свойство времени
Книга
Круги
Дым
Нина
Три дня
Дети
День рождения
Оборванный сюжет
Март
Музыка
Небольшая жизнь
Меланхолия
Нелька

вернуться
Ссылки на сайты магазинов, где можно приобрести книгу Елены Долгопят
"Русское"
вернуться
Отзыв на книгу «Русское»
автор: Леонид Юзефович
издание: Facebook*, 09.08.2018
произведение: Елена Долгопят. Русское: Рассказы. М.: Флюид ФриФлай, 2018. — 320 с.
Когда-то одна читательница следующим образом охарактеризовала мою манеру письма: «Гравюра сухой иглой». Я горжусь этим комплиментом и надеюсь, что Елена Долгопят не обидится, если я применю его к ней. Все рассказы ее новой книги "Русское" написаны очень спокойно и точно, в них нет ни буйства красок, ни половодья чувств. К сожалению, страсть, сдерживаемую гордостью и чувством вкуса, многие принимают за авторскую холодность.

Эта книга – цельное, легко считываемое, но трудно формулируемое высказывание. Едва ли не во всех вошедших в нее рассказах присутствуют тихие чистые персонажи, ищущие, а то и находящие себе подобных; всюду есть маленький районный город вроде родного для автора Мурома; из рассказа в рассказ тянется неизменная железная дорога, с которой, видимо, у живущего в Подмосковье автора немало связано. При этом однообразия нет, каждый рассказ непредсказуем и болезненно бередит душу чувством непрочности, даже призрачности человеческого существования в отнюдь не иллюзорном, но самом что ни на есть реальном, узнаваемом мире. Приемы, за счет которых достигается этот эффект, мне не известны. Подозреваю, что загадка воздействия этих текстов не в мастерстве их автора, а в чем-то таком, чему не научат ни на каких литературных курсах.

В аннотации сказано, что в рассказах Елены Долгопят «пересекаются вселенные Чехова, Набокова и Борхеса». Звучит глупо, тем не менее это почти правда. На мой вкус Борхеса могло бы быть поменьше, и там, где он пропускает ход или отступает в тень, возникают лучшие рассказы книги – умные, но безыскусные, тонкие, но не анемичные, неяркие, но с теми четкими контурами, какие в сумерках жизни дает только светоносная материя.

* запрещён на территории РФ с марта 2022 г.
вернуться
Елена Долгопят. Русское: Рассказы
автор: Анастасия Цылина
издание: Звезда, 2018, № 9, с. 268-270
произведение: Елена Долгопят. Русское: Рассказы. М.: Флюид ФриФлай, 2018. — 320 с.
Елена Долгопят — писатель, сценарист, старший научный сотрудник Музея кино. В ее новом сборнике рассказов «Русское» кинематографичность сплетается с литературностью, мир кино проникает в мир слова через реминисценции и прямые отсылки. Фильмы, например, «М» Фрица Ланга и «Меланхолия» Ларса фон Триера, формируют сюжеты произведений, действие некоторых рассказов происходит в кинотеатрах, а также в Музее кино. Текст «Сны» с жанровым подзаголовком «рассказ-исследование» повествует о реальной истории киноотдела лаборатории сна, созданного по личному распоряжению Сталина. В нем снимали кино на основе пересказов реальных снов обычных людей. Некоторые из таких фильмов Сталин пересматривал по несколько раз: «Вождю было любопытно заглянуть в подсознание своих подданных. Этому искушению он противиться не мог». Интересно, что в другом рассказе Елены Долгопят один из героев называет кино «коллективным бессознательным». Такой ракурс позволяет переосмыслить и интерес Сталина к снам советских граждан, и роль кинематографа в самой книге.

Как утверждает повествователь, «Сон, ставший вдруг реальностью (пусть лишь на киноэкране), ставший достоянием чужих глаз, ставший объектом, — вот что нас привлекает. Мы рискнем уподобить воплотившийся сон явлению существа из мира духов в земной мир, из потустороннего — в посюстороннее».

Сборник «Русское» показывает, как тонкая граница между реальным и фантастическим трескается и потустороннее врывается в обыденный мир. Из ничем не примечательного города исчезают все дети, которых обидели взрослые. Советский космонавт, который провел в космосе более пятидесяти лет, но не постарел и не изменился, возвращается на родину, в современную Россию. Во время извержения вулкана выделяется чудотворный газ, названный учеными «добрым духом». Он распространяется по всей земле, меняя жизни людей. Внезапно исчезает Россия, и со спутников с ней становится невозможно установить связь. Возникает вопрос: что останется от русскости, когда исчезнет само географическое пространство? Рассказ «Русское» дает неочевидный ответ: «Московский вечер, желтый электрический свет, дрожащая стопка серебряной фольги, чье-то виноватое лицо».

В сборнике Елены Долгопят русский мир показан не только изнутри, но и извне: глазами англичанина, американки и немки. В этих текстах русских людей объединяют не территория или политические взгляды, а единое прошлое, культура, сны и коллективное бессознательное — само воплощение таинственной «русскости»:

«Черный неподвижный экран айфона напомнил ей движущуюся на проигрывателе пластинку и все русское, все чуждое — чуждое, но прочно связанное с самым близким человеком, с Робертом. Оно, русское, утащило его за собой, на дно черного озера. Непонятное, нежеланное».

Автор книги «Воображаемые сообщества» Бенедикт Андерсон показал, что нация — это не неизменная сущность, а социальная конструкция, непрерывно создающаяся политиками, историками, журналистами, деятелями культуры, образования и искусства, начиная с конца XVIII века. Получается, что «русское» — это не набор постоянных черт, а процесс формирования комплекса представлений о национальном характере и их трансформации. Литература порождает и транслирует эти культурные и социальные стереотипы.

Героиня заключительного рассказа книги Долгопят немецкая девушка Нелька впервые приезжает в Россию, о которой много читала в романах:

«Ей нравилась тихая, угрюмая толпа, черные тоннели, мраморные станции, все это казалось ей торжественным и чрезвычайно настоящим и как-то отвечало ее фантастическому книжному представлению об этой стране. В каждом бледном молодом человеке она готова была узнать Раскольникова».

Мир «русского» — это в первую очередь мир воображения. По своей природе он напоминает сон:

«Она <…> наскоро умылась, разобрала постель, нашла в шкафу старую русскую книгу и устроилась в постели читать. Нелька как будто бы вернулась на родину, герои все были ей знакомы и все дороги. Их мир был так глубок. Нелька с радостью в него погружалась. Пока не уснула».

Но реальность — не сон, она обманывает ожидания и разбивает привычные штампы. Автор рассказывает, что в киноотделе лаборатории снов некоторые сны о любви и городах будущего были придуманы сновидцами, выданы за чистую монету и сняты на пленку. Точно так же понятие русского было изобретено, искусственно создано и растиражировано в культуре. Существует ли оно на самом деле или исчезло с радаров, как и все рейсы в Россию из рассказа «Русское»? В настоящей Москве Нелька сталкивается с неизбежным разочарованием:

«За окнами был незнакомый город, и Нелька принялась смотреть на дома и прохожих, и все ей казалось каким-то слишком обыденным, не удивительным, не соответствовало ее ожиданиям. Что-то такое она вычитала в русских книгах, что только в книгах, по-видимому, и осталось, а из живой жизни ушло, а может быть, никогда в ней и не было».

В новой книге Елены Долгопят русскость деконструируется, разоблачается и превращается в миф, но не успеешь и глазом моргнуть, как она возрождается заново, восстает из пепла. Новые культурные мифы создаются на наших глазах, а старые переосмысливаются. Фантастическое снова и снова вторгается в привычный трехмерный русский мир. Коллективное бессознательное пополняется новыми сюжетами и смыслами. Граница между фильмами, снами и реальностью стирается.

вернуться
Свойство времени
автор: Юлия Скрылёва
издание: Литературная газета, 7-13.08.2019, № 32-33 (6701), с. 9
произведение: Елена Долгопят. Русское: Рассказы. М.: Флюид ФриФлай, 2018. — 320 с.
Елена Долгопят исследует область человеческого подсознания: в фокусе её внимания оказываются такие категории, как память, история, восприятие, сны. Повествование, как правило, реалистично, но иногда в сюжет «врывается» мистический элемент.

Особый ход времени, овеянный мистикой, автору удаётся создать в рассказе «Книга». Девятилетняя девочка по просьбе бабушки спускается по мраморной лестнице в библиотеку, где её встречает крыса. «Сожрав» принесённую девочкой книгу, крыса переписывает её так, чтобы «там была старинная жизнь».

Время и пространство в прозе Елены Долгопят не линейны, а многослойны. Действие происходит как бы в нескольких реальностях одновременно. Так, Колька из рассказа «Март» – обычный парень, он работает на стройке, пьёт колу со льдом, знакомится с девчонками. После того как они, назначив встречу, «пробросили» его, Колька вызывается помочь человеку в метро, заговаривает с посторонней девушкой, соглашается отнести зажигалку незнакомому мужчине. Это – его жизнь в материальном мире, вернее, лишь одна её грань.

Герой словно существует между мирами: «Он чувствовал всё внешнее, разговоры, само присутствие людей, их всё больше набивалось в вагон, он не отключался от реальности, но и включиться не мог».

Персонажи рассказов, вошедших в книгу «Русское», в большинстве своём меланхоличны, пассивны. Они плывут по течению и упускают возможности («День рождения», «Оборванный сюжет»). Их словно нет, но они всё равно живы: неизвестно, в каком измерении. Они существуют в луче фонаря («Свойство времени»), их шаги сливаются с шумом городских улиц.

Благодаря всему перечисленному проза Елены Долгопят производит мистическое впечатление, даже если в событиях и описаниях нет ничего сверхъестественного.

Made on
Tilda